среда, 21 января 2015 г.

Внешняя мотивация - сила и... бессилие

Неделю назад израильское отделение Форевер Ливинг праздновало свое 19-летие. К этому был приурочен очередной День успеха. Он был потрясающим во многих аспектах. Зал был переполнен - люди стояли в проходах и позади последнего ряда, такого я не помню за все время своей работы в фирме. Поздравляли 6 новых менеджеров, троих получателей автомобиля от фирмы и одного нового Соринг-менеджера (5 отделившихся лидеров в первом поколении), не считая десятков лидеров более мелкого ранга.

Но самым поразительным было то, что львиная доля поздравляемых, выходивших на сцену - собственно, почти все - были религиозными женщинами, многодетными мамами.

В зале я насчитала 15 колясок - это только те, которым совершенно не с кем было оставить своих малышей. С новорожденным младенцем приехала  и та женщина, мать восьми детей, которая стала Соринг-менеджером и лучшим дистрибьютором года. Она родила в тот месяц, когда поднялась на этот статус. Второе и третье место по годовому обороту тоже заняли многодетные мамы.

"Парадная речь" этой женщины была недолгой - соратницы по бизнесу качали в конце зала ее малыша, и она сказала только самое главное. То, что она говорит каждому своему новому партнеру. Что в бизнесе есть период эйфории, наступающей от первых успехов и результатов пользования продукцией. А после этого наступает спад. Скептицизм окружающих, первые неудачи, отказы от близких друзей или тех, на кого очень рассчитывал.

Этот момент - экзамен. Если дистрибьютор позволит себе погрузиться в депрессию, даст над собой власть негативным оценкам - "это не для меня", "у меня нет нужных качеств", "в моем окружении это не идет" и пр. - его бизнес загублен. Но если он не станет рефлексировать, а просто продолжит работать, отрабатывать намеченный план, и переживет этот период, то на пути к большому успеху у него уже не будет никаких препятствий.

Переполненный зал молча внимал этим "откровениям". Разве присутствующие этого не знали? Знали, конечно. Кто из книжек по сетевому маркетингу, кто из собственной практики. Но почему-то именно из уст этой матери-героини прописные истины звучали убеждающе. Люди смотрели на сцену вдохновенными глазами и давали себе слово "начать жизнь сначала".

А вчера я попала на еще один потрясающий вечер, совершенно иного рода. Это была встреча с бывшим офицером "Хизбаллы", а ныне ультра-ортодоксальным раввином. Он просто рассказывал свою жизнь...

Он родился и вырос в Южном Ливане, в зажиточной мусульманской семье. У него были все шансы стать шейхом. Но их деревня находилась в непосредственной близости к местам дислокации боевиков ООП, и жизнь была сущим адом. "Вы сейчас думаете, что ДААШ - это верх бандитизма. Вы просто никогда не жили под властью палестинских боевиков," - с горькой ухмылкой говорит этот человек.

В начале восьмидесятых Израилю надоели непрерывные провокации на северной границе, и израильтяне прогнали Арафата с компанией из Южного Ливана. Короткое время израильской оккупации запомнилось рассказчику тем, что для его жены, у которой начались роды, в глухую горную арабскую деревню был вызван из Израиля армейский вертолет с врачом и медсестрой. Пройдет совсем немного времени, и боевики "Хизбаллы", расположившиеся в Южном Ливане после ухода израильтян, забьют ногами его двухлетнего сына, а восьмимесячного младенца обольют бензином и сожгут заживо на глазах связанного отца.

"Хизбалла" не без основания подозревала южноливанских крестьян в симпатиях к Израилю. Начались облавы и пытки. Рассказчик провел чуть меньше года в пыточном подземелье. Не выдерживая мучений, он несколько раз пытался покончить жизнь самоубийством, но самодельная веревка из тряпья каждый раз обрывалась. Его дважды расстреливали, но каждый раз автомат палача давал осечку. В конце концов суеверные бандиты его отпустили.

Он понял, что Всевышний чего-то от него ждет...

Пройдя 50 км. пешком по горным тропам, он пришел к израильтянам и попросился в Моссад. После полугодовых испытаний его взяли. Он был внедрен в "Хизбаллу", дослужился до офицера и лично приложил руку к ликвидации нескольких крупных функционеров террористических организаций и предотвращению мега-терактов. Выйдя на пенсию, он поселился в Израиле, прошел "гиюр" и стал ортодоксальным раввином. Его два сына, оставшиеся в живых, служат офицерами в элитных частях ЦАХАЛ.

"Все, что я пережил, было ради вас!" - кричал этот человек в притихший зал. - "Всевышний собрал вас со всех концов земли и привел на святую землю, чтобы вы соблюдали Его заповеди и строили справедливое, моральное общество. А вы что делаете?! Почему нарушаете Тору?!Зачем вы взяли бандитов Арафата и поселили в центре своей страны?! Разве ради этого погибли мои дети, ради этого с меня кусками срезали мясо в пыточной камере?!"

Красные от стыда люди с невидящим взглядом сидели в переполненном зале. Все, что он говорит - сущая правда. Мы должны стать другими. Завтра мы встанем совсем другими людьми...

А я смотрю на эти лица, на эту мучительную духовную работу, которая видна во взгляде, в движениях скул, в осанке... и перед глазами всплывает недавний День успеха.

Нет, я не сравниваю, не дай Бог, физическое мужество и невообразимые страдания, выпавшие на долю непримиримого борца арабского сопротивления мировому террору, и "мирные" усилия по построению крупнейшей в стране бизнес-организации многодетной мамаши. Это вещи абсолютно несравнимые. Я сравниваю другое: мотивацию на изменение себя, которую получили присутствующие на обеих встречах.

Несмотря на то, что изменение предполагалось в совершенно разных сферах и требовало совершенно разных усилий, было очевидно, что воодушевления большинства людей в обоих случаях хватит... до выхода из зала. Через считанные минуты после того, как они с горящими глазами слушали удивительных ораторов, "примеривая" на себя их поступки, они уже окунутся с головой в "свою реальность". В которой - "в наше время это не работает", "это не для моего распорядка дня", "это несовременно", "попробовали бы они оказаться в моей шкуре", и прочее, и прочее...

Внешняя мотивация нужна. Она - как маяк, из дальней дали бросающий свет на наш путь. Эти сполохи редки, и их света хватает лишь на мгновение. Но именно это мгновение показывает нам объективно, где мы находимся сейчас. Кто сможет - двинется вперед. Кто не сможет - устыдится... на мгновение. И может когда-нибудь, благодаря этим редким мгновениям, все-таки сможет.